Отправить на emailОК
ИСТОРИЯ ВОПРОСА
В СССР коррупция была.
Но под жестким контролем партии
О том, какие злоупотребления власти иногда происходили в Алтайском крае в бытность Советского Союза, «Алтайской правде» рассказал один из лучших следователей прокуратуры края в 80-е годы Федор Сивидов. Он проработал в ведомстве более 10 лет. Расследовал многие коррупционные дела.
Федор Михайлович, насколько известно, законодательство в советский период предусматривало довольно жесткое наказание за коррупционные проявления, вплоть до смертной казни. Но соблазн перед добавкой к зарплате у людей на «доходных» местах все равно пересиливал?
– Как ни печально, да. Свергнувший царский режим пролетариат все хищения квалифицировал изменой Родине. Приговоры выносились «тройками» без судебного следствия и были чрезвычайно суровыми. За совершения хищений государственного имущества в социалистическую эпоху также предусматривались серьезные наказания. Так, хищения государственного или общественного имущества на сумму свыше 2500 рублей квалифицировались как хищения в особо крупном размере, а санкция статьи УК РСФСР предусматривала смертную казнь. Однако, несмотря на это, хищения государственного и общественного имущества совершались как в одиночку, так и группами.
Федор Михайлович, могли бы вы привести примеры раскрытия подобных преступлений из своей следственной практики?
– Секретарь районного суда воспользовалась отсутствием контроля со стороны председателя суда за исполнением выносимых им постановлений о наложении штрафов за совершение административных правонарушений. Она требовала от наказанных платить штрафы непосредственно ей, якобы для контроля и последующего их внесения в кассу,
внимательно контролировала уплату этих сумм. На протяжении нескольких лет ею было похищено свыше 2500 рублей.
В одиночку похитила более 80 000 рублей (по тем временам – астрономическая сумма) заведующая одним из отделений районной сберкассы. Более 18 лет она принимала вклады односельчан и вела двойную бухгалтерию по каждому вкладчику и каждому лицевому счету, а полученные от граждан средства присваивала. При этом более 18 лет она не ходила в отпуск и безвыездно жила в селе, боясь, что даже при временной передаче сберкассы хищение путем создания ею «пирамиды» будет раскрыто. Так и случилось, когда со временем она, пристрастившись к алкоголю, пошатнула свое здоровье, запуталась в собственной бухгалтерии и была помещена в больницу. Примером группового хищения, когда его нельзя было совершить в одиночку, может служить случай, произошедший в одном из районных ДОСААФ. На «бумаге» в нем существовали водительские курсы. Фактически после внесения платы за обучение, гражданина включали в число курсантов, отмечали в журнале посещения занятий и через определенное время оформляли необходимые документы
о прохождении им обучения. На самом деле гражданин никакого обучения не проходил.
При этом наряду с руководителем этого ДОСААФ деньги за проведенные занятия получали
также числившиеся по документами «преподаватели» и «инструкторы».
Сталкивались вы в работе с «телефонным правом?
– Безусловно. Ни один случай привлечения чиновника к уголовной ответственности за совершение хищений не происходил без ведома (я даже скажу согласия) вышестоящего руководства компартии в регионе. Прокурорам преодолеть это было практически невозможно. Оснований для прекращения уголовного дела в те времена существовало много: взятие на поруки, товарищеский суд, изменение обстановки и т. п. Поэтому, как правило, кто лучше мог убедить секретаря компартии – прокурор или расхититель, зависело, будет иметь дело судебную перспективу или нет.
Так, заведующий складом одного из передовых колхозов края сообщил в РОВД о хищении со склада колхоза половины посадочного материала лука-севка. При беглом осмотре места происшествия была видна явная инсценировка кражи, поэтому завскладом, без долгих запирательств, сообщил, что он загрузил семенной материал с помощью рабочих склада по приказу агронома, не получив за это никакого вознаграждения.
Агроном вел себя высокомерно, отрицал этот факт. Но когда понял, что его могут поместить под стражу, попросился на личный прием к прокурору района. Ему он пояснил, что отправил лук-севок в крайком партии по указанию председателя своего колхоза – Героя Соцтруда, члена крайкома партии. А председатель колхоза уже пояснил прокурору, что все именно так и обстояло на самом деле, и что ему систематически приходится отправлять бесплатно в автомобилях по указанному высокому адресу продукцию сельского хозяйства, произведенную в колхозе.
Сразу же после этого признания прокурору района позвонил прокурор края и сообщил, что в крайкоме партии недовольны его активностью. Укорив подчиненного прокурора в том, что об этом деле ему не было доложено ранее, о чем узнало руководство компартии, прокурор края усомнился в его дальнейшей перспективе. Это означало – следует прекратить дело. Много дел о крупных хищениях рассыпалось подобным образом. Однако представляется, что размер тех хищений несопоставим с сегодняшним днем. Не случайно президент Путин В. В. говорит о том,
что коррупция приобретает масштаб национального бедствия.

Made on
Tilda