Отправить на emailОК
АНТИКОРРУПЦИОННАЯ ПРАКТИКА
Евгений Долгалев: «Пока не изменится психология, коррупцию не одолеть…»
Руководитель краевого управления Следственного комитета Евгений Долгалев в интервью «Алтайской правде» сообщил, что за девять месяцев 2017 года в крае перед судом предстали 8 сотрудников МВД, 3 члена избирательной комиссии, 4 – органов местного самоуправления, 5 – системы здравоохранения, 1 – системы образования. Кроме того, в суд направлены уголовные дела в отношении 47 граждан по обвинению в даче взятки и посредничестве во взяточничестве.
Среди тех дел, которые были расследованы и завершились обвинительным приговором, руководитель следственного управления СКР по Алтайскому краю назвал уголовное дело
в отношении бывшего начальника регистрационно-экзаменационного отдела ГИБДД МУ МВД России «Бийское».
Бывший полицейский признан виновным в получении взяток за положительные оценки за экзамены на право управления транспортом. С февраля по май 2016 года Сафронов систематически получал через посредников взятки от желающих успешно сдать экзамены на право управления транспортными средствами. При этом он давал своим подчиненным указания о выставлении в их экзаменационные листы положительных оценок за теоретический и практические экзамены.
Справка
За 9 месяцев 2017 года в следственное управление СКР по Алтайскому краю поступило 189 сообщений о преступлениях коррупционной направленности. Было возбуждено 122 уголовных дела, в суд направлено 76. В основном преступления коррупционной направленности, как и в прошлых периодах, совершались в правоохранительной сфере, в сфере образования и здравоохранения.
Это делалось вне зависимости от их фактических итогов, в том числе и при отрицательном результате сдачи. Размер взятки зависел от количества оценок за экзамены, требуемых к выставлению, и варьировался от 5 до 20 тысяч рублей. В мае 2016 года такие действия полицейского были пресечены сотрудниками Управления ФСБ России по Алтайскому краю. В общей сложности в ходе следствия была доказана причастность мужчины к 30 эпизодам получения взятки и 25 фактам превышения должностных полномочий. Суд назначил Сафронову 6 лет лишения свободы с отбыванием в исправительной колонии общего режима с выплатой штрафа в размере 160 тысяч рублей. Кроме того, он лишен специального звания и ему запрещено 3 года занимать должности, связанные с выполнением функции представителя власти.
Также было упомянуто уголовное дело в отношении главы администрации Волчихинского района Евгения Агафонова и местного предпринимателя Дмитрия Горбова, признанных виновными
во взяточничестве. 15 июня 2015 года Горбов, выступая посредником при получении взятки по поручению главы администрации Волчихинского района Агафонова, получил
от предпринимателя 500 тысяч рублей.
Это была плата за заключение мирового соглашения по ранее поданному администрацией района
в суд исковому заявлению о возмещении материального ущерба, причиненного вырубкой лесных насаждений. В этот же день посредник передал часть денег – 300 тысяч рублей главе администрации района. Обвиняемые были задержаны на месте преступления. Суд назначил им наказание в виде штрафа: Агафонову в размере 3,5 миллиона рублей, Горбову –
1,5 миллиона рублей.
Борьба с мздоимством порой напоминает бой с неким спрутом. Отрубили ему щупальца –
и тут же вырастают новые… Предстанут одни перед судом, получат наказание. А следом уже новые привлекаются к уголовной ответственности. Почему и как это происходит, мы беседуем сегодня с руководителем следственного управления Следственного комитета РФ по краю
Евгением Долгалевым.
Евгений Геннадьевич, именно ваша служба отправляет на скамью подсудимых мздоимцев, ведет борьбу с коррупцией. Как сегодня идет этот процесс?
– Борьба с коррупцией – широкое понятие. Мы часть системы, которая занимается этим.
Делаем свою работу, контактируя с коллегами из оперативных служб: ФСБ, МВД. Прокуратура
также направляет нам материалы.
С нашей точки зрения, все идет как должно. Периодически те или иные коррупционеры задерживаются, привлекаются к уголовной ответственности.
Многое определяет воля законодателя. В чем-то меняются подходы, требования. У нас, например, «забрали» недавно из подследственности мелкую взятку. Сейчас такие преступления расследуют дознаватели МВД. К нам такие дела теперь попадают редко.
Говорят, «беловоротничковая преступность» совершается в первую очередь в
мыслях. Можете ли вы согласиться с этим утверждением?

– К сожалению, бытовая коррупция не считается чем-то предосудительным в бытовом сознании. Этим часто пользуются мошенники. Ведь известны же случаи, когда ночью кто-то звонит пожилым людям, говорит, что их родственник попал в беду, нужно срочно 50, 100 тысяч рублей для решения вопросов. И ведь граждане готовы отдать деньги, потому что верят: взятка может все решить.
Как ни странно, такое считается естественным. Получается, ночью разбуди – они готовы взятку дать. До правовой культуры и торжества здравомыслия еще далеко. Вот и некоторые должностные лица, зная эту психологию, пытаются на ней нажиться. Поэтому, конечно, согласен: коррупционные преступления – это последствия неких умозаключений.
На ваш взгляд, в чем, собственно, вред такого явления, как коррупция?
– В том, что нарушается нормальное развитие событий. Представьте такую ситуацию. К чиновнику обращаются два просителя по одному и тому же вопросу. Один дает деньги, и должностное лицо принимает решение в его пользу. Ведь что происходит. Все с ног на голову ставится. Здесь становится основанием не закон, как это должно быть, а чья-то платежеспособность.
Или что касается студентов. Какой стимул им учиться, чтобы получить знания, если за мелкую
взятку – те же 500 рублей – можно получить отметку о сданном зачете или экзамене. А в итоге обладателя диплома о высшем образовании нельзя считать специалистом. Разве не колоссален вред для общества и государства?
Примерно десять лет назад правоохранители выявляли чаще коррупционеров
в основном среди чиновников мелкого звена, преподавателей, медиков.
Теперь ситуация изменилась – есть осужденные чиновники высшего звена. Усовершенствовался механизм выявления или раньше люди из таких структур были честнее?
– К сожалению, взяток гораздо больше, чем попадает в поле зрения правоохранителей, как тогда, так и сейчас.
Что касается врачей и преподавателей, то не все здесь так, как кажется обывателю. Как правило, массовый характер носит мздоимство лишь некоторых отдельных представителей этих профессий. 30 взяток одного преподавателя – это уже 30 преступлений. Поэтому создается впечатление,
что много коррупционеров в тех структурах. На деле фигурантов можно по головам пересчитать,
но эпизодов в их незаконной деятельности много.
Есть преступления, отличающиеся особым цинизмом, на мой взгляд. Например, директор социального учреждения «Журавлики», работавшего с детьми, имеющими проблемы со здоровьем, осужден за коррупционные проявления. Почему мздоимцы покушаются на святое?
– Вы считаете, что это преступление особое, потому что совершалось в детском учреждении?
Так оно не единственное.
Сейчас расследуется уголовное дело в отношении директора комбината школьного питания Рубцовска. С 2013 по 2015 год директор комбината и его главный бухгалтер незаконно получили
от представителей двух барнаульских фирм более 250 тысяч рублей. Так они оценили «услуги», входившие, вообще-то, в их служебные полномочия. С одним нюансом – фирмы, заплатившие деньги, могли рассчитывать на заключение договоров поставки продуктов питания и перечисление оплаты в безналичной форме за поставленные на комбинат товары без конкуренции.
А с 2012 по 2017 год директор МУПа получила лично и через посредника от индивидуального предпринимателя различными частями взятку – более 175 тысяч рублей. Так же за действия, входящие в ее служебные полномочия и в пользу предпринимателя.
Моральных препятствий для таких людей не существует. Берут там, где работают…
– Какие дела, из последних направленных в суд, можно считать, по вашему мнению, наиболее успешными в плане расследования?
– В отношении бывшего сотрудника Государственной инспекции Алтайского края. Он обвиняется
в получении взяток при осуществлении государственного строительного надзора. Кроме того, посредничество во взяточничестве инкриминируется его знакомому.
С октября 2015 года по декабрь 2016 года при осуществлении надзора за строительством
и реконструкцией объектов электросетевого комплекса, административных зданий и жилого дома
в городах и районах края чиновник получал от представителей фирм взятки от 40 до
400 тысяч рублей. Брал как лично, так и через своего знакомого.
Деньги играли для надзирающего ключевую роль при проведении проверок. За мзду выдавались положительные заключения на ввод объектов недвижимости в эксплуатацию. Люди, ведущие строительство с нарушениями, не привлекались к административной ответственности. Общая сумма взяток составила 1 миллион 340 тысяч рублей. В декабре 2016 года мздоимцы были задержаны с поличным. Следствие выявило 8 эпизодов противоправной деятельности сотрудника Государственной инспекции и 6 – его посредника. Уголовное дело рассматривается в суде.
Считаю, качественно проведено расследование в отношении бывшего начальника следственного управления УМВД России по Барнаулу Андрея Арестова и его подельника Валерия Селиванова.
Суд признал их виновными во взяточничестве.
Арестов неоднократно выдвигал требования предпринимателю передать ему взятки на 2 миллиона 200 тысяч рублей за отмену ареста на имущество. А также обещал прекратить и в последующем не возобновлять предварительное следствие по уголовному делу о мошенничестве, находящемуся в производстве подчиненных ему следователей. Договорился со своим знакомым Селивановым о посредничестве в получении взяток.
Полицейский получал их различными частями с мая 2016 года по январь 2017 года. И был задержан сотрудниками Управления ФСБ России по краю. По приговору суда получил 8 лет 6 месяцев, Селиванов – 3 года 6 месяцев колонии строгого режима.
В качестве примера могу также привести дело в отношении бывшего директора государственного унитарного предприятия «Алтайстройзаказчик» Вадима Золотарева и его пособника – директора открытого акционерного общества «Ключевской элеватор» Юрия Титова. Оба признаны виновными в хищении денег в особо крупных размерах.
В 2013 – 2014 годах Вадим Золотарев, действуя в рамках заключенного муниципального контракта и выполняя по нему функции заказчика-застройщика на объекте по строительству и благоустройству микрорайона в селе Ключи Ключевского района, пошел на преступление. Он дал подчиненным указание составить подложные документы и заявки на финансирование за работы, которые фактически муниципальному заказчику не оказывались. Краевому бюджету причинен ущерб –
более 1 миллиона рублей.
Кроме того, Золотарев обвиняется в хищении денег Главного управления сельского хозяйства края и администрации района при пособничестве бывшего генерального директора акционерного общества «Ключевской элеватор» Юрия Титова в особо крупном размере.
Были составлены не соответствовавшие действительности акты и справки с явным завышением объемов, видов и стоимости выполненных работ, которые в действительности на объекте не выполнялись. Но документы представили к оплате. В итоге ущерб федеральному бюджету составил 45 млн рублей.
Неблаговидные дела были выявлены сотрудниками Управления ФСБ России по краю, суд назначил Вадиму Золотареву 5 лет 6 месяцев колонии, Юрию Титову – аналогичное наказание сроком 4 года. Кроме того, суд обязал их солидарно возместить причиненный ущерб.
Примеров можно приводить еще много.
Made on
Tilda